Перейти к содержимому

«53 рубца на сердце Белоруссии». История трагедии на «Немиге»

30 мая 1999 года в результате массовой давки в Минске погибли более 50 человек.

Минчане любят Немигу. Имя речки, которая, подобно московской Неглинке, была заключена в трубу, получила обширная территория, включающая в себя оба берега Свислочи напротив Троицкого предместья, площади по проспекту Победителей вплоть до Дворца спорта.

Достаточно побывать на Немиге один раз, чтобы понять местных жителей. Это удивительно красивое место, которое буквально притягивает к себе, заставляет возвращаться снова и снова.

Самое обычное метро

31 декабря 1990 года, перед началом последнего года существования СССР, метрополитен Минска пополнился станцией «Немига». Добираться сюда из любой точки города стало проще.

Наземных вестибюлей у «Немиги» нет. Как и многие другие станции метро, она совмещена с подземным переходом. Чтобы попасть в метро, необходимо сначала зайти в переход.

Ничего необычного в этом нет — по такому принципу станции строят не только на постсоветском пространстве, но и в Европе. В Париже, к примеру, входы в метрополитен ниже и уже, чем в бывшем СССР. Но на «Немиге» это обстоятельство станет одним из главных факторов, которые приведут к страшной трагедии.

Как спастись в давке в закрытом помещении? Памятка

Пиво и «Манго-Манго»

От станции метро «Немига» начинается обширное пространство, ограниченное с двух сторон проспектом Победителей и рекой Свислочь, и упирающееся в минский Дворец Спорта. Эту территорию городские власти использовали для проведения различных массовых мероприятий.

Так было и 30 мая 1999 года, когда здесь был организован праздник пива. «Гвоздем» программы стал концерт российской рок-группы «Манго-Манго».

Людей было много, но в тоже время ситуация угрожающей не выглядела. На концерт собрались прежде всего подростки, молодежь, парни и девчонки в возрасте от 13 до 25 лет.

Поскольку речь шла о празднике пива, хватало тех, кто был уже изрядно навеселе. Впрочем, милиция контролировала ситуацию, и каких-то крупных эксцессов не было.

В Минске в тот день было очень жарко. К вечеру на небе появились тучи, и те, кто постарше, предпочли отправиться домой, не дожидаясь буйства стихии. Молодежь же продолжала веселиться.

«Давайте побыстрее, еще поднажмем!»

Пространство между Дворцом Спорта и станцией метро «Немига» открытое, от осадков там укрыться негде. Поэтому, когда после восьми вечера разразилась гроза, и начался ливень с градом, зрители побежали прятаться в метро. Одни хотели уехать домой, другие рассчитывали переждать непогоду в переходе.

Сколько всего людей оказалось в этот момент в районе станции, точно неизвестно. Одни говорят о нескольких сотнях, другие — о двух с половиной тысячах. Одно ясно, что такой внезапный наплыв оказался полной неожиданностью для стражей порядка, которые в этот момент следили за тем, чтобы люди не выходили на проезжую часть.

Те, кто ушел раньше, спускались в переход, когда сверху хлынули бегущие. Девушки в большинстве своем в этот день были в обуви на каблуках и шпильках, и на ступеньках, да еще мокрых, стали падать. Кого-то успели подхватить, но других буквально смяло толпой.

К переходу подбегали все новые и новые люди, которые не видели, что происходит внизу. Кто-то весело кричал: «Давайте побыстрее, еще поднажмем!».

Попавшие в ловушку в переходе в этот момент кричали от ужаса, просили о помощи, но их не слышали.

Подвиг сержанта Рябоконя

Наверху поняли, что происходит что-то страшное, только когда из перехода из рук в руки стали передавать маленьких детей.

Сотрудники милиции делали, что могли. 24-летний старший сержант Геннадий Рябоконь, сотрудник оперативно-поискового отряда ГУВД, в этот день был не на службе. На концерт он пришел обычным зрителем. Когда началась давка, он прорвался к коллегам, показал удостоверение, и включился в спасение людей. Из толпы он вытащил пять девушек. Когда пытался достать из-под тел шестую, произошел новый рывок людского моря. Геннадия отбросили к стене, об которую он ударился головой и потерял сознание. Обезумевшая толпа растоптала мужественного парня.

Спасая людей, погиб и сверстник Геннадия Рябоконя, 24-летний старшина милиции Владимир Говен. Еще десять сотрудников МВД получили ранения.

96 погибших – виновных нет. 30 лет страшной трагедии на «Хиллсборо»

«Мамочка, заговори!»

Свидетели говорят, что давка длилась не более десяти минут. Но этого хватило, чтобы более 250 человек получили ранения. Для пятидесяти трех стены подземного перехода станции «Немига» стали последним, что они видели в своей жизни.

Ученице 138-й школы Минска Маше Иньковой было 15 лет. Она окончила 9-й класс и готовилась сдавать экзамены. Родным Маша в тот день сказала, что пойдет к подружкам. О концерте речи не шло. Вечером родители ждали дочку, купив ее любимый торт. Но девочка, никогда не приходившая домой позже девяти часов вечера, не пришла. Нашли ее только глубокой ночью. В морге.

26-летняя Светлана Лобан и 23-летняя Людмида Шкурдзе были родными сестрами. Обе сходили замуж, обе развелись, каждая воспитывала сына. Света и Люда помогали друг другу во всем.

На концерте у Дворца Спорта они не были. Вместе сыновьями возвращались из гостей, и спускались в метро на Немиге. Когда хлынула толпа, они были внизу. Чтобы избежать давки, им не хватило буквально минуты. Малышей Влада и Дениса по рукам передали наверх. Сами женщины спастись не успели.

Работавшие на ЧП минские милиционеры запомнили жуткую картину — когда схлынула толпа, трехлетний мальчик подошел к телу своей мамы, тряс ее за руки и просил «Мамочка, заговори!»

Влада и Дениса, оставшихся сиротами, воспитали бабушки.

Прощание с невестами

Для родителей, потерявших на «Немиге», единственных детей, время остановилось навсегда.

Из 53 погибших лишь троим было больше 30 лет. В числе жертв — 40 девушек и молодых женщин.

Лене Филипповой было 13 лет, Лене Янцовой — 15, Оле Тимошковой, Лене Ткачевой, Оле Плаксе — по 16, Лене Насоновой и Тане Мороз — по 17...

Есть древняя славянская традиция — молодых девушек, которые ушли из жизни, не вступив брак, хоронят в свадебных платьях. В начале июня 1999 года из моргов Минска увезли в последний путь десятки юных невест.

После трагедий, подобных той, что произошла в Минске, все ищут ответа на вопросы: как это могло произойти, и кто виноват в случившемся?

Председатель Минского горисполкома Владимир Ермошкин подал в отставку. На встрече с родными погибших он плакал и просил у них прощения.

Отставку Ермошкина не принял президент Александр Лукашенко. Покаяние главы города делает ему честь, но, объективно говоря, найти грубые просчеты минских властей в трагедии сложно.

«Жертв было больше». Катастрофа в «Лужниках» и феномен лжесвидетельства

«Трагическое стечение обстоятельств»

Можно обвинить во всем фестиваль пива, но и это тоже не совсем справедливо. Подобная катастрофа могла случиться и там, где нет алкоголя. В Мекке, к примеру, давки паломников с гибелью десятков, а то и сотен людей происходят нередко, хотя в мусульманском мире спиртное под запретом.

В халатности в связи с гибелью людей были обвинены начальник милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома Виктор Русак и начальник отдела массовых мероприятий Михаил Кондратин. Но спустя три года дело было переквалифицировано на статью, не предусматривающую ответственность за гибель людей, и прекратил дело в связи с истечением срока давности.

В итоге главной причиной трагедии на «Немиге» было объявлено трагическое стечение обстоятельств.

30 мая 2002 года на месте гибели людей был открыт мемориал в виде 53 цветков из бронзы (40 роз и 13 тюльпанов по количеству погибших женщин и мужчин), раскиданных по метафорическим ступеням с надписью «53 рубцы на сэрцы Беларусi. 30 мая 1999 года».

Источник